Низкая цена
Всего 249a за скачивание одной диссертации
Скидки
75 диссертаций за 4900a по акции. Подробнее
О проекте

Электронная библиотека диссертаций — нашли диссертацию, посмотрели оглавление или любые страницы за 3 рубля за страницу, пополнили баланс и скачали диссертацию.

Я впервые на сайте

Отзывы о нас

Новгородская архитектура времени архиепископов Евфимия II и Ионы Отенского : диссертация ... кандидата искусствоведения : 17.00.09

Год: 2005

Номер работы: 289252

Автор:

Стоимость работы: 249 e

Без учета скидки. Вы получаете файл формата pdf

Оглавление и несколько страниц
Бесплатно

Вы получаете первые страницы диссертации в формате txt

Читать онлайн
постранично
Платно

Просмотр 1 страницы = 3 руб



Оглавление диссертации:

в новгородской архитектуре второй половины XIII-XV веков можно вьщелить несколько периодов: первый из них начинается строительством церкви Николы на Липне 1292 г. и заканчивается возведением в 1324 г. в Новгороде Христовой церкви, второй начинается в 1333 г., когда владыка Василий строит стену Детинца, а заканчивается строительством церквей Знамения на Ильине улице и св. Михаила Архангела на Сковородке в 1355 г. Третий период, во время которого были построены все т.н. «большие» храмы Новгород

Глава 1. Очерк истории изучения новгородской архитектуры времени Евфимия II и Ионы

На начальном этапе развития науки о древнерусском искусстве (первая половина середина XIX в.) изучение новгородской архитектуры велось в основном силами просвещенных церковных иерархов, таких, как митрополит Евгений (Болховитинов) и архимандрит Макарий (Миролюбов). Труды митрополита Евгения и архимандрита Макария имеют скорее характер источников, в которых обобщены основные сведения о многих памятниках новгородского зодчества, в том числе и о храмах, построенных в середине - второй половине X

. В 1920-1930-е гг. новгородская архитектура XV в. получает освещение в трудах А. И. Некрасова. Так, в вышедшей в 1936 г. книге «Очерки по истории древнерусского зодчества XI-XVII века» Некрасов рассматривает Евфимиевское строительство в контексте развития выделенного исследователем «пластического стиля XIV века». По мнению ученого, строительство Евфимия — «последний расцвет новгородского зодчества на основе выработанного воззрения на архитектуру, как на пластическую массу, импонирующую своей

Развернувшиеся после Великой Отечественной войны реставрационные работы привели к значительному расширению корпуса источников по истории новгородского зодчества: с многих памятников была снята поздняя штукатурка, удалены пристройки, выполнены зондажи. Результаты послевоенных исследований были обобщены в сборнике «Практика реставрационных работ», большая часть которого посвящена восстановлению памятников новгородского зодчества. Среди вошедших в сборник статей особенно интересна публикация Ю.

4. Изучение отдельных памятников и попытки обобщения материала (1980-1990-е гг.) В 1980-1990-е продолжалось изучение отдельных памятников XV в., причем на первый план начали выходить архивные изыскания, с помощью которых в научный обиход вводились памятники, исследованные в довоенные десятилетия, а затем надолго забытые. Появлялись работы, авторы которых пытались обобщить разрозненный материал, относящийся к данной теме. Среди обобщающих трудов по истории русской архитектуры, появившихся в 19

В современной науке архитектура 1430-1460-х гг., как правило, вьщеляется в отдельный период, иногда, впрочем, состоящий из двух частей (зодчество времени Евфимия II и времени Ионы). Памятники этого времени разделяются исследователями на две группы:

1) «новое строительство» (в эту же группу относят и строительство Евфимия и Ионы на Владычном дворе);

2) храмы «на старой основе». Общепризнанным фактом стала предложенная Ю. Н. Дмитриевым гипотеза о том, что строительство храмов «на ст

Новгородское строительство новгородских Новгородской Четвертой летописи.' 1430-1470-х гг. наиболее полно отражено в Первой летописи (младшего извода) и о Уникальным источником, повествующим летописях: Новгородской строительстве конца 50-х - 60-х гг. XV в., является Летопись Авраамки, официальная летопись, которая велась при Владычном дворе.^ Сведения о строительстве этого времени содержатся и в недавно опубликованном Летописце епископа Павла. Отдельные важные известия мы находим в Новгородск

Для истории новгородской архитектуры 1430-1470-х гг. крайне важным является рисунок А. Хутеериса 1615 г. с видом Никольского Вяжищского монастыря, на основании которого мы можем судить об архитектурных формах Никольской церкви 1438 г., храма св. Иоанна Богослова с трапезной палатой 1457 г., церкви св. Евфимия Великого 1463 г., Антониевской надвратной церкви середины 1460-х гг.'"' Дополнительную информацию о внешнем облике Никольской церкви 1438 г. дает нам изображение памятника на иконе

Основной источник для историка архитектуры — сохранившиеся памятники. В 1940-1990-е гг. большинство построек середины - второй половины XV в. было изучено новгородскими реставраторами Т. В. Гладенко, Л. Е. Красноречьевым, Н. Н. Кузьминой, В. А. Поповым, Г. М. Штендером, Л. М. Шуляк. Обозначим круг этих памятников: церкви Спаса в Старой Руссе 1442 г., Рождества св. Иоанна Предтечи на Опоках 1453 г., св. Михаила Архангела на Михайловой ул. 1454 г., 12 апостолов 1454 г., Успения на Торгу 1457 г.

Первые два десятилетия XV в. характеризуются небывалым всплеском строительной активности в Новгороде и пригородных монастырях — каждый год строится несколько церквей. Начиная с 1424 г. и вплоть до 1430 г. летопись умалчивает о закладке новых церквей и ремонте старых (единственное исключение — сообщение 1427 г. о строительстве каменной церкви Спаса за алтарем св. Софии, перестроенной из деревянной обетной церкви, возникшей в 1424 т?^) Д. А. Петров считает, что причиной такого перерыва в строит

§ 3, Строительство времени Ионы Отенсиого (1458-1470 гг.) 19 марта 1458 г. на престол св. Софии бьши возложены три жребия: Ионы, игумена Николо-Бельского монастыря, Леонтия, игумена Спасо-Хутынского монастыря, и «мужа честна» Варлама Коневского. На престоле остался жребий Ионы, который и стал новым архиепископом Великого Новгорода.'"' О жизненном пути архиепископа повествует «Повесть об Ионе, архиепископе Новгородском». Как и Евфимий, Иона родился в Новгороде и в крещении ему также было

15 ноября 1470 г. новым новгородским архиепископом стал Феофил, владычный протодиакон и ризничий, живший в Николо-Вяжищском монастыре. О строительной деятельности владыки Феофила ничего достоверно не известно (впрочем, в отличие от Евфимия П и Ионы Отенского мы мало что знаем и о жизни и трудах владыки Феофила). Сохранилось только два летописных известия, касающихся строительных работ, произведенных в 1470-1478 гг.: в 1472 г. была оштукатурена церковь св. Иоанна Предтечи на Опоках (Кат. 70),

.

Со временем архиепископов Евфимия II и Ионы связано уникальное явление в истории новгородской архитектуры, получившее условное название «реставрационное строительство»: в 1430-1460-е гг. на месте более древних построек часто строятся новые храмы, при этом зодчие XV в. пытаются имитировать в новых постройках некоторые черты, присущие разобранным храмам. Впервые на эту интересную особенность новгородской архитектуры XV в. обратил внимание Ю. Н. Дмитриев'. Д. А. Петров считает, что в 1430-1460-е

Упоминание о «старой основе» предполагает, что храм возводился на старых фундаментах или даже с частичным сохранением участков стен предшествующей постройки. К сожалению, нехватка информации не позволяет нам достоверно утверждать, какой объем старых конструкций сохранялся в новых памятниках. Л. М. Шуляк свидетельствовала, что основной объем церкви св. Димитрия Солунского сохранил более половины кладки первоначальной постройки (почти до пят декоративных арочек фронтонов) , подцерковье храма св

Как уже упоминалось в Главе 1, общепризнано, что у Евфимия II была определенная программа по перестройке старых церквей. При этом предложено два объяснения причин появления такой строительной программы:

1) Евфимий восстанавливает старинные храмы с целью противопоставить московскому влиянию новгородскую старину;

2) Евфимий противопоставляет Новгород как центр истинной православной веры униатству, а также Москве, куда из Италии приехал митрополит Исидор, подписавший Флорентийскую Ун

. Предыдущий период в развитии новгородской архитектуры начался со строительства больших храмов в 1360-1380-х гг., таких как церкви св. Федора Стратилата на Ручью 1361 г., Спаса на Ильине 1374 г. или Рождества Богородицы на Михалице 1379 г. В первой трети XV в. количество новых каменных храмов резко увеличивается, зодчие работают не только в Новгороде, но и в сельских монастырях (например, соборы СпасоВерендовского монастыря 1407 г. или Троицкого Клопского монастыря 1419 г.), а также в Старой

Имеющийся в нашем распоряжении архитектурный материал позволяет предпринять попытку типологизации новгородского церковного каменного зодчества середины - второй половины XV в. Единственной работой, косвенно затрагивающей эту тему, является статья Вл. В. Седова, посвященная интерьеру новгородских храмов ХШ — начала XVI в. По способу организации внутреннего пространства исследователь выделяет пять основных групп (храмы на четырех колоннах, храмы типа вписанного креста с элементами двухколонных

1) храмы с подцерковьем: собственно храм находится на втором этаже, подцерковье используется под хозяйственные нужды. Данную группу можно разделить на три локальных варианта:

а) четырехстолпные храмы с квадратными столбами подцерковья; западные столбы второго этажа, то есть собственно церкви, как правило, скруглены на высоту человеческого роста, восточные могут быть скругленные с востока (церкви св. Иоанна Богослова в Велебицах, св. Симеона Богоприимца), квадратные (св. Николая в Гостин

б) четырехстолпные храмы без хор с подцерковьем и квадратными столбами как в подцерковье, так и в основном объеме (церкви св. Лазаря, Воскресения на Мячино).

в) четырехи шестистолпные храмы с хорами и подцерковьем, при этом столбы, как правило, квадратной или прямоугольной формы (св. Ильи на Славне, св. Иоанна на Опоках, св. Дмитрия на Славкове ул., св. Михаила на Михайловой ул.. Успения на Торгу? ). Храм св. Якова имел хоры, но, очевидно, в этой постройке не было подцерковья. Еще два храма середины XV в. имели подцерковье, но неизвестны форма столбов самого храма, а также наличие или отсутствие хор (церкви св. Николая в Полистском монастыре 1460-

2) храмы без подцерковья, хор и восточных палаток, с квадратными столбами (из этих памятников нам пока известна только церковь Двенадцати апостолов 1454 г.);

3) надвратные и сенные бесстолпные храмы (надвратные храмы Владычного двора и Детинца: св. Иоанна Златоуста 1436 г., св. Петра митрополита 1437-1438 гг., св. 78 Евфимия на сенях 1445-1446 гг., св. Сергия 1459 г., вероятно, церкви св. Владимира 1461 г., Положения пояса Пресвя-той Богородицы 1464 г., св. Антония в Вяжищсксм монастыре 1464-1465 гг. ?, Богоявления в Благовещенском монастыре 1447 г.). К сожалению, мы не знаем характер решения внутреннего пространства церквей при трапезных палата

1.1. Храмы с подцерковьем Отличительным признаком храмов подобного типа является наличие обширного подцерковья, использовавшегося под складские нужды. Такие храмы имели, как правило, вход с одной или двух сторон, а вход в подцерковье, чаще всего, был с одной стороны. Из сохранившихся датированных памятников наиболее ранний храм, который имеет подцерковье — это Спасский собор в Старой Руссе 1442 г., однако еще в церкви Николы Вяжищского монастыря, как это можно заключить из рисунка А. Х

1.1.1. Чстырехстолпные храмы с подцерковьем и скругленными восточными столбами Эталонным храмом этой группы является сохранившаяся доныне церковь св. Симеона Богоприимца Зверина монастыря. Некоторую дополнительную информацию дают нам фотографии и чертежи храмов св. Николая в Гостинополье и св. Иоанна Богослова в Велебицах, разрушенных в середине XX в. К этому же типу, возможно, относится и Спасский собор в Руссе. Никольская церковь в Мостищском монастыре тоже, возможно, была с подцерковьем, к

1.1.2. Четырехстолпные храмы без хор с подцерковьем и квадратными столбами Также как и в церквях, относящихся к предыдущему типу, здесь нет хор, а собственно храм поднят на высокое подцерковье. Однако квадратная форма столбов создает иной характер решения интерьера церкви, в котором доминируют именно опоры (церкви св. Лазаря, Воскресения на Мячино). Строго говоря, эти два храма можно объединить в особую группу только условно, исходя из уже отмеченных конструктивных признаков (отсутстви

1.1.3. Четырехи шестистолпные храмы с хорами и подцерковьем Хоры для середины - второй половины XV в. — рудиментарный признак. Поэтому нет ничего удивительного в том, что хоры сохраняются только в храмах, выстроенных на старой основе, где фундаменты и остатки стен храма-предшественника задавали образ новой постройки. Хоры постепенно исчезают из строительной практики, видимо, в 14301440-е гг., так как Георгиевская церковь на Борковой ул., построенная в 1432 г., имела хоры с придельным х

1.2. Храмы без подцерковья, хор квадратными столбами и восточных палаток, с Единственный известный сейчас памятник, который мы можем отнести к этому уникальному типу в истории новгородской архитектуры XV в. — это церковь Двенадцати апостолов 1454 г. Храм св. Иоанна Богослова в Велебицах, которые исследователи часто сопоставляли с церковью Двенадцати апостолов, в действительности должен быть отнесен к тину четырехстолпных храмов на подцерковье с круглыми западными и скругленными вост

1.3. Надвратные и сенные бесстолпные храмы Из этой достаточно многочисленной группы памятников, сохранилась всего одна церковь — св. Сергия Радонежского на воротах Владычного двора (1459 г.). Здан1:л надвратных храмов Владычного двора состояли из двух частей: собственно ворот с широкой проездной аркой и расположенного во втором ярусе надвратпого храма. Благодаря такой структуре, данный тип построек отчасти напоминает храмы на подцерковье. Второй ярус выявлен на фасадах: над проездной а

1.4. Церкви с трапезными палатами Совершенно особый тип здания, встречающийся среди новгородских храмовых построек XV в. — это храм с трапезной палатой. Обычно принята другая интерпретация данного типа здания: такие постройки чаще всего именуют просто трапезными, иногда церквями при трапезной палате. При этом акцент делают на гражданском предназначении постройки в целом, подменяя этим ее основную, церковную функцию. Отход от этой традиции намечен в работах Е. А. Туровой и Вл. В. Седова. Как и

Материалы исследований некоторых новгородских храмов середины - второй половины XV в. позволяют говорить о том, что в ряде построек основное ядро здания оказывается окруженным пристройками, напоминающими галереи. Так, например, церковь св. Михаила на Михайлове 1454 г. имела пристройки с юга и запада. Особый интерес представляет южная пристройка (длина более 22,5 м, ширина ок. 7,2 м). Восточная ее стена располагалась на одной линии с восточной стеной основного объема, а западная довольно далек

. Важным вопросом, служившим предметом дискуссий, является проблема определения формы покрытий новгородских церквей XV в. Ю. Н. Дмитриевым впервые была убедительно опровергнута господствовавшая в 1950-х гг. точка зрения, согласно которой все новгородские храмы были перекрыты на три лопасти или же позакомарно. В XV столетии встречаются весьма разнообразные типы покрытий фасадов:

1) трехлопастное (Спасский собор в Руссе, церковь 12 апостолов, церковь св. Лазаря);

2) позакомарное (це

1430-1470-х гг. Сохранилось всего несколько памятников новгородской архитектуры первой трети XV в.: церкви свв. Петра и Павла в Кожевниках (1406 г.), св. Власия (1407 г.), св. Иоанна Милостивого на Мячине (1422 г.) в Новгороде, церкви Благовещения (1410 г.) и св. Мины (1410-1420-е гг.) в Старой Руссе, церковь св. Николая в Косино (первая треть XV в.), а также нижние части стен придела свв. Исповедников Софийского собора (1411 г.). Уровень сохранности памятников не очень хороший: достаточно от

Комплекс новгородского Владычного двора начал складываться еще в XIV в.: э 1350 г. архиепископ Василий строит палату, в 1362 г. церковь Рождества на сенях, в 1409 г. уже владыка Иоанн строит водосвятный терем и пекленицу каменную. Но весь комплекс Владычного двора отстроил в камне только владыка Евфимий П^^. Сегодняшний уровень исследований Владычного двора не позволяет уверенно реконструировать этот комплекс. Первая попытка реконструкции ансамбля предпринята Э. А. Гордиенко, в нашем анализе

. в новгородской строительной технике и технологии в первой трети XV происходят резкие изменения. Чтобы подробнее проследить эти новации, мы рассмотрим историю новгородской архитектуры середины — второй половины XV в. с точки зрения техники и технологии строительства, воспользовавшись при этом схемой описания, впервые предложенной П. А. Раппопортом, несколько адаптировав ее под конкретную архитектурную ситуацию.' В наш Каталог памятников новгородского зодчества 1430-1478 гг. вошла 81 постройк

Основным стеновым материалом в новгородском строительстве середины — второй половины XV в. становится плитняк (см. ниже). Тем не менее, наиболее интересен для изучения кирпич, формат и технологические особенности которого могут служить хронологическими индикаторами, то есть позволяют датировать памятники. В конце XIII в. в новгородской архитектуре происходит смена строительной традиции — вместо плинфы, с которой мы последний раз встречаемся в церкви Рождества Богородицы в Перыне, начинает упо

Новгородские растворы середины - второй половины XV в. пока малоизучеиы, однако можно отметить, что в 1430-е гг. происходят изменения не только в области кирпичного производства, но и в сфере производства растворов. В растворах памятников 1430-1470-х гг. встречаются фрагменты непромешанных узелков мела, наполнителем по-прежнему является песок, но для раствора берут уже не крупный песок, как в XIV в., а мелкий. Цвет раствора обычно розовато-коричневый.

В новгородском строительстве и в XV в. продолжают использоваться голосники. Как правило, они располагаются в парусах, а также в закомарах центральных прясел (церкви св. Дмитрия на Славкове, св. Лазаря, св. Ильи на Славне, св. Иоанна Богослова в Велебицах, Спасский собор в Старой Руссе и др.). Данные сосуды обращены отверстием наружу, то есть выполняют функцию резонаторов, а, кроме того, являются еще и элементом декоративного убранства. В то же время в некоторых памятниках голосников нет (церк

Фундаменты храмов XV в. не отличаются от новгородских фундаментов XIV — начала XV в.: они закладывались в траншеи по форме стен и столбов, ленточных фундаментов не прослежено ни на одном памятнике. Фундаменты выкладывались из валунов на глине, верхний ряд проливался раствором. Как правило, фундаменты были уложены в достаточно сильный подкос, что было обусловлено характером грунта, в котором откапывались фундаментные рвы: материк, представлявший собой плотную глину, копать было сложно и транше

Все сооружения, как гражданские постройки, так и храмы, выстроенные при Евфимии II и Ионе на Владычном дворе, видимо, были построены только из кирпичей. Среди сохранившихся памятников кирпичную кладку стен имеют Владычная палата (палата 1433 г.?), части Никитского корпуса, относящиеся к XV в., а также церковь св. Сергия Радонежского. Единственный сохранившийся в Новгороде пример кирпичной церкви за пределами Владычного двора — это храм св. Симеона Богоприимца Зверина монастыря. В то же время,

Форма и место расположения арок остается прежним: арки соединяют столбы со стенами, пониженные подпружные арки поддерживают паруса и барабан, меняется, однако, технология устройства арок. Новгородские реставраторы отмечают, что в это время вырабатывается особый прием кладки арок: они делаются в центральной части «в перекат», то есть, если толшина арки больше, чем один кирпич, то в нижних третях она кладется вперевязь, а в центре — двумя самостоятельными параллельными арками.'°

Конструкцию сводов полностью или частично мы можем проследить на следующих памятниках: Спасском соборе в Старой Руссе, церквях 12 апостолов. Успения, св. Иоанна на Опоках, св. Сергия, св. Дмитрия, Воскресения на Мячино, св. Симеона Богоприимца, св. Иоанна Богослова в Велебицах, Никольской церкви в Гостинополье. Новгородские храмы XV в., также как и большинство построек предшествующего времени, представляют собой крестово-купольные храмы. Соответственно, ветви креста перекрываются коробовыми с

С архитектурой получивших условное 1430-1470-х гг. связано широкое распространение окон, наименование «евфимиевских»: окна с полуциркульной перемычкой ниш и горизонтальной плитой, перекрывающей оконный проем. Плита располагается на уровне пяты арки ниши. Световые проемы у этих окон шире, чем в окнах XIV в., вместо оконниц в проемы вставляется решетка и рама с внутренней стороны окна. Такие окна есть уже в Спасском соборе в Руссе 1442 г. Однако еще раньше, в церкви св. Мины в Старой Руссе, ко

Одноуступчатые дверные проемы в большинстве храмов 1430-1470-х гг. имеют полуциркульное (лучковое) завершение. Известны примеры, когда портальная ниша имеет треугольную форму завершения, а сам дверной проем — полуциркульное (Спасский собор в Руссе, церковь св. Сергия Радонежского). В церкви св. Михаила на Михайловой ул., сочетаются порталы как с полуциркульным, так и со стрельчатым завершением. Отметим, что форма завершения и ширина дверных проемов в подцерковье и в верхнем этаже (храме), как

2,

3. На фасадах храмов встречаются ниши разнообразной формы. Чаще всего это ниши с полуциркульным завершением, предназначенные под фреску: такие ниши располагались в верхней части фасадов (Спасский собор в Старой Руссе, церковь св. Лазаря, св. Симеона Богоприимца), иногда между поясами декора (церковь св. Дмитрия на Славкове); или же па апсиде храма (церкви св. Ильи на Славне, св. Дмитрия на Славкове, св. Иоанна на Опоках, южный придел Успенской церкви). Иногда подобные ниши фиксируются в перво

В храмах XI-XIV вв. лестницы устраивались для подъема на хоры. При этом если в середине XI — начале XII в. лестницу устраивали в отдельной башне (Софийский собор. Георгиевский собор Юрьева монастыря, собор Рождества Богородицы Антониева монастыря), то в середине - второй половине столетия лестница уже размещается, как правило, в толще западной стены (церкви свв. Петра и Павла на Сильнище, Спаса на Наредице и др.). Есть и исключения — башни у церквей Спаса в Руссе и св. Федора Стратилата на Щи

В связи со слабой изученностью памятников интересующего нас периода, вопрос о внутристенных связях не может быть сейчас подробно рассмотрен. Отметим, что в Спасском соборе в Руссе было два яруса деревянных внутристенных связей: нижний ярус располагался ниже деревянного настила междуэтажного перекрытия, верхний ярус — выше перемычек оконных проемов верхнего яруса. В Воскресенской церкви на Мячино найдено три уровня внутристенных связей: в уровне междуэтажного перекрытия, ниже уровня пят сводов

Большинство храмов середины - второй половины XV в. были разделены деревянным перекрытием на два этажа. При строительстве церквей в стены заводились бревна, образовавшие накатник, на который клали доски пола. Обычное направление укладки бревен (плах) — запад-восток. Бревна наката обычно опирались на мощные балки, которые одновременно являлись и воздушными связями 1 яруса. балок-прогонов устраивались арки (церковь Воскресения на Мячино). Второй уровень связей находится над окнами 2 яруса, прак

Так как большинство церквей середины - второй половины XV в. двухэтажные, то, соответственно, в каждой из них было два пола: пол подцерковья и пол храма, находившегося на втором этаже постройки. Как и в XIV столетии, в XV в. чаше всего употребляются плитяные полы (церкви св. Михаила на Михайловой ул., 12 апостолов. Благовещения на Михайловой ул., св. Симеона Богоприимца?, южный придел Успенской церкви, Никольская церковь 120 Мостищского монастыря?). В храмах «на старой основе» часто использов

Натурные исследования церквей св. Симеона Богоприимца, св. Иоанна на Опоках, Воскресения на Мячино не дали сведений об устройстве кровель. Л. Е. Красноречьев предположил, что церковь Воскресения на Мячино была покрыта лемехом^°, такое предположение кажется весьма вероятным. В качестве доказательства, подтверждающего гипотезу исследователя, можно привести летописное известие 1445 г.: «церковь святого Георгил понови и подписл, ид'Ьжб оплло, и покры ю чбш^ею...» Под словом «чешуя» летописец пони

. Проведенный во 2 главе анализ специфики заказа в новгородском строительстве 1430-1470-х гг. позволяет говорить о том, что новгородские зодчие выполняли строительные работы по заказу совершенно разных людей: архиепископа, уличан, игуменов монастырей и пр. Современные исследователи применяют к новгородскому зодчеству XIV—XV вв. понятие «строительная артель», значение которого на домонгольском материале обосновано П. А. Раппопортом. Ученый считал, что артель состояла из 20-30 (может быть,

<